Кабинет| Поиск Вход
Сообщество:
История и современность
Информация о исторических событиях, явлениях и фактах. Редкие фото уходящей эпохи.

 
 

Последний абрек Советского Союза




Абрек — человек, ушедший в горы, живущий вне власти и закона, ведущий партизанско–разбойничий образ жизни; первоначально — кавказский горец, изгнанный родом из своей среды за преступление, обычно убийство.

Одним из первых знаменитых абреков–чеченцев был Зелимхан Гушмазукаев. Во многих статьях его называют отважным разбойником–революционером, кавказским Робин Гудом, наместником гор. По сути он был обыкновенным грабителем с большой дороги, что наверно в тех краях почитается выше всего. Убит 26 сентября 1913 года близ Шали, но история не про него.

Вот что рассказывает генерал–майор КГБ Эдуард Болеславович Нордман:
"В 1968 году я участвовал в плановой проверке работы УКГБ Чечено–Ингушетии. Из бесед с местными чекистами неожиданно узнал, что в горах до сих пор скрываются две недобитые банды, сформированные в годы войны. Правда, их деятельность потеряла какой–либо политический оттенок. Просто выживали, грабили местное население. Но оно своих обидчиков не выдавало – в силу своеобразного менталитета."

Мало кто знает, но последняя банда фашистских коллаборационистов была уничтожена в Чечено–Ингушетии в 1970 году, а последний абрек, начавший борьбу со Сталиным ещё в 1930–е годы, был убит в 1976 году. Но на место этих боевиков на Северном Кавказе тогда сразу же пришли новые, на ликвидацию которых была брошена армия и бронетехника. Только в конце 79 года банда была задержана и после некоторых проблем с определением места суда над бандой(ни один российский город не хотел проводить у себя судебные заседания из–за страха перед подельниками подсудимых, оставшихся на воле (их было от 12 до 18 человек; некоторые из них ушли в 1980 году в горы Кабардино–Балкарии)
в 1981 году суд г.Владимира приговорил наиболее злостных боевиков – Хабалу Османова, Аслана Гегирова, Руслана Губачикова и Сафраила Кярова к смертной казни.

Но это была банда, а последний, непримиримый чеченский абрек, Хасуха Магомадов был застрелен в 1976 году, в возрасте 71 год.

Хасуха Магомадов родился в семье где было одиннадцать детей: семь братьев и четыре сестры. Из братьев в живых остался только Джалмирза Магомадов, самый младший, и две сестры. Старшего брата звали Усман, затем шел Усам. Хасуха был третий среди братьев, затем Асхаб, Мохмад, Джамалдин. У Хасухи была своя семья – четверо сыновей и дочь. Из них сейчас в живых двое сыновей. Один в Ставропольской области чабанит. Другой проживает в Алма–Ате.
Ни в чем примечательном до 34 лет он не был замечен, но в 1939 году внезапно стал "непримиримым" борцом против Советской Власти. Что же такое произошло? Как из обыкновенного сельского жителя, он превратился в абрека и начал собственную войну с чуждой ему системой, совершив 194 нападения и свыше тридцати убийств.

Вот что рассказывают о причинах таких перемен:
Как–то Хасуха поехал в Шатой продавать быка. Не знаю, по какой причине, но с ним затеяли ссору трое молодых людей, его ровесники. Трижды они ударили Хасуху по голове жердью. Увидев, что он не падает, один из нападавших кинулся на него с кинжалом. Хасуха перехватил руку с кинжалом и случилось так, что тот молодой человек упал на свой кинжал, который вонзился в грудь. Когда люди сбежались, они увидели умирающего с кинжалом в груди, причем рукоять кинжала была в руке раненого. Умирающий успел сказать, что сам виновен в ссоре и прощает свою кровь Хасухе. Родственники погибшего тоже простили Хасуху, но его стали преследовать власти, пытаясь арестовать. Таким образом, ему пришлось стать абреком.
Дело было переданно в шариатский суд. Хасуху признали невиновным. Простили его и родственники погибшего, кровная месть была снята. Но представители власти арестовали Магомадова и увезли в грозненскую тюрьму.

В грозненской тюрьме он просидел недолго. Однажды он спросил одного из охранников, можно ли убежать из этой тюрьмы. Тот ответил, что за сто с лишним лет отсюда удалось сбежать только одному человеку – абреку Зелимхану, так Магомадов стал вторым беглецом грозненской тюрьмы.

Впоследствии, Магомадов присоединился к отряду отряду Хасана Исраилова, бывшего корреспондента московской «Крестьянской газеты», осужденного на 10 лет за «контрреволюционную пропаганду». В составе отряда принимал участие в антисоветском восстании на Северном Кавказе. После депортации чеченцев и гибели Исраилова, Хасуха, в декабре 44 года, оставался в горах и продолжал совершать нападения на представителей Советской власти.

После 13 лет ссылки, чеченцы начинают возвращаться обратно в Чечню. С семьей Хасука мог встречаться только раз в несколько месяцев, а то и в год. Ночевал, где придется: в пещерах, в лесу, в степи. И всегда настороже: спал исключительно на спине, положив ногу на ногу. Едва засыпал, правая нога соскальзывала, и он открывал глаза.
Несмотря на усиленные поиски, многочисленные засады, он умудрился целых 3 месяца пролечиться в Республиканской больницы Грозного.

Говорят, что его в конце концов его предал один из близких друзей:
"Звали этого друга Aбдypaxмaн, фамилию его не помню. Так вот, этот заклятый друг, видимо, за свою грязную работу получив деньги, решил заманить Хасуху в ловушку. Он пригласил Хасуху к себе в гости. В доме у Абдурахмана, как позже выяснилось, была установлена прослушка, по которой передавались их разговоры." хотя официальной версии об этом нет никакого упоминания. Финал был таков:
"Зима 1975–1976 годов была самой тяжелой для Хасухи. Она выдалась снежной и холодной. Добывать пищу с каждым днем становилось все труднее. Да и болезни давали о себе знать. Люди боялись наказания со стороны властей и избегали встреч с Хасухой. Он понимал, что дни его сочтены. Теперь у него была одна мечта: умереть по–человечески и быть похороненным, как положено правоверному мусульманину. В конце марта 1976 года он посылает брату записку, чтобы тот пришел на кладбище и похоронил его. Тяжело больной, он несколько суток проводит там в ожидании смерти. Сам копает себе могилу. Заметив вооруженного старика, школьники рассказывают об этом родителям, а те ставят в известность милицию…
…Узнав, что его обнаружили, Хасуха решает пойти на другое кладбище. Но тут его окружает милиция и односельчане. Хасуха сидел на берегу ручья, опираясь на палку, что–то шептал. С шеи на ремешке свисал бинокль, у пояса болтался кинжал, из–под накинутой на плечи плащ–палатки торчала боевая винтовка. На этот раз деваться было некуда, и Хасуха понимал это. Особо ретивый комсомолец–активист кричал ему, чтобы он сдавался. Старик не откликался. Ему нужно было успеть выкопать себе могилу. Начало темнеть. Местные жители, в большинстве просто любопытные, зажигали шины и пускали их вниз, надеясь увидеть последнего абрека. Никто не решался к нему подойти, хотя все знали, что он тяжело болен и пришел сюда умирать. Об этом предупредил преследователей и сам Хасуха. Тем не менее, парень–активист вновь крикнул: «Ты окружен! Люди не выпустят тебя. Сдавайся, Хасуха». В ответ последовал выстрел. Хасуха дважды не предупреждал. Сайд–Селим, так звали парня, был смертельно ранен. В темноте кого–то различить было трудно, Хасуха стрелял на голос…
…Стоявший рядом с убитым парнем сотрудник милиции выпустил из автомата всю обойму. Всю ночь пускали вниз горящие шины. Двое суток никто не решался спуститься вниз. На третий день власти разыскали старшего брата Хасухи, вручили ему автомат и, убежденные, что тот в брата стрелять не будет, заставили его спуститься к кладбищу. Хасуха был мертв. Автоматная очередь прошила ему голову. Смерть наступила мгновенно. Он лежал недалеко от воткнутой в землю небольшой рогатины. Хасуха уже не мог крепко держать винтовку и, чтобы стрелять без промаха, использовал эту рогатину…" 
 
 
День на Венере длится дольше, чем год.
 
До распада СССР аттестаты этой законспирированной школы в Перевальном получили не менее 15 тысяч «специалистов широкого профиля», навыки которых требовались в условиях боевых действий.
 
Москва 1990 года. Советский Союз доживает последние дни. Обнищавший народ стоит в бесконечных очередях за сигаретами, водкой и едой. На улицах Москвы невиданное до этого зрелище - многотысячные митинги и палаточные лагеря.
 
Йосип Броз Тито, как и любой другой коммунистический лидер социалистической страны, опасался за свою жизнь и жизнь ближайшего окружения. Бункер, о котором мы хотим вам рассказать, строился более четверти столетия.
 
Он совершил первый и единственный побег из Соловецкого концлагеря и написал о ГУЛАГЕ за 50 лет до солженицынского «Архипелага» «…рейд на Кубань не удался.
 


...

Loading...

 
 

Mail_to_admin Freejournal



Рейтинг@Mail.ru

Network money

 
"> ?>