Кабинет| Поиск Вход
Сообщество:
История и современность
Информация о исторических событиях, явлениях и фактах. Редкие фото уходящей эпохи.

 
 

Речь Обамы в военной академии (полный текст)

После Второй мировой войны Америка благоразумно сформировала институты, помогающие сохранять мир на Земле и поддерживающие прогресса человечества — от НАТО до ООН, от Всемирного банка до МВФ. Эти институты несовершенны, однако крайне полезны. Они снижают необходимость односторонних действий Америки и способствуют сдержанности прочих стран.

Однако теперь, когда мир изменился, эта архитектура тоже должна поменяться. В разгар холодной войны президент Кеннеди говорил, что нам нужен мир, основанный на «постепенной эволюции институтов». Приспособление этих международных институтов к потребностям современности входит в число важных задач Америки как лидера.

Многие скептики нередко недооценивают важность международной деятельности, считая действия через такие международные институты, как ООН, или уважение к международному праву признаком слабости. На мой взгляд, они неправы. Я хотел бы привести пару примеров, проясняющих мою позицию.

Последние события на Украине напоминают о тех днях, когда советские танки шли по Восточной Европе. Но сейчас не времена холодной войны. Наша способность формировать общественное мнение помогла нам сразу же изолировать Россию. Благодаря американскому лидерству мир моментально осудил российские действия. Европа и «Большая семерка» совместно ввели санкции. НАТО подтвердила наши обязательства перед восточноевропейскими союзниками, МВФ помогает стабилизировать украинскую экономику, наблюдатели ОБСЕ привлекли внимание мира к охваченным нестабильностью частям Украины. И эта мобилизация мирового общественного мнения и международных институтов послужила противовесом российской пропаганде, российским войскам на границе и вооруженным ополченцам в лыжных масках.

На этих выходных миллионы украинцев пришли проголосовать. Вчера я говорил с их будущим президентом. Мы не знаем, как будут разворачиваться события. Впереди, вероятно, будут серьезные испытания. Однако поддержав союзников и поработав с международными институтами ради защиты мирового порядка, мы помогли украинскому народу получить шанс выбирать собственное будущее — и не сделали при этом ни единого выстрела.

Аналогичный пример представляет собой иранская ядерная программа. Она годами уверенно продвигалась вперед, несмотря на все предупреждения со стороны Соединенных Штатов, Израиля и других стран. Однако в начале моего президентского срока мы создали коалицию, наложившую санкции на экономику Ирана и одновременно протянувшую иранскому правительству руку на дипломатическом уровне. И теперь у нас с ним есть возможность мирно урегулировать наши разногласия.

Конечно, успех по-прежнему не гарантирован, и мы продолжаем рассматривать все варианты действий, которые могут помочь нам предотвратить появление у Ирана ядерного оружия. Тем не менее, впервые за десятилетие у нас есть вполне реальный шанс достигнуть с ним качественно нового соглашения — намного более надежного и действенного чем то, которого мы могли бы добиться с помощью силы. Причем именно наша готовность работать через международные каналы заставила мир встать на нашу сторону в ходе этих переговоров.

В этом и состоят американское лидерство и американская сила. В каждом конкретном случае мы создаем коалиции, чтобы реагировать на конкретную проблему. Теперь нам следует укрепить институты, способные выявлять проблемы и предотвращать их разрастание. Скажем, НАТО — сильнейший альянс в мировой истории. Однако сейчас мы совместно работаем с союзниками по НАТО, готовя организацию к новым задачам как в Европе, где нам необходимо успокоить наших восточноевропейских союзников, так и за пределами Европы, где наши союзники по НАТО должны будут участвовать в борьбе с терроризмом, работать с несостоятельными государствами и осуществлять подготовку сети партнеров.

В свою очередь ООН предоставляет платформу для сохранения мира в охваченных конфликтами странах. Нам необходимо, чтобы страны, направляющие в них миротворцев, имели возможность обеспечить им снаряжение и подготовку, которые позволяют поддерживать мир и предотвращать убийства, которые мы видели в Конго и в Судане. Мы намерены расширять поддержку стран, участвующих в миротворческих миссиях, потому что если другие страны будут поддерживать порядок в своих регионах, мы будем реже рисковать своими солдатами. Это разумное вложение средств — и правильный способ осуществлять лидерство. (Аплодисменты.)

Прошу учесть, что не все международные нормы напрямую относятся к вооруженным конфликтам. У нас есть серьезные проблемы с кибератаками, поэтому мы формулируем и утверждаем правила, позволяющие обеспечивать безопасность наших сетей и наших граждан. В Азиатско-Тихоокеанском регионе мы поддерживаем южноазиатские страны, ведущие с Китаем переговоры о правилах разрешения споров в Южно-Китайском море. Мы хотим, чтобы эти споры были урегулированы в рамках международного права. Этот же дух сотрудничества должен помочь активизировать международные усилия по борьбе с изменением климата — ползучим кризисом из области национальный безопасности, который сильно скажется на ходе вашей службы, так как именно нам придется реагировать на потоки беженцев, природные катастрофы и конфликты из-за пищи и воды. Вот почему в следующем году я намерен добиться того, чтобы Америка активно участвовала в разработке общемировых мер по сохранению нашей планеты.

Влияние Америки всегда бывает сильнее, когда мы сами подаем пример миру. Мы не можем выводить себя из-под действия правил, которые соблюдают все прочие. Мы не можем призывать других бороться с изменением климата, если многие из наших политических лидеров его просто отрицают. Мы не можем решать проблемы в Южно-Китайском море, если не готовы добиваться ратификации Сенатом Соединенных Штатов Конвенции по морскому праву, которая, как считает наше собственное военное руководство, должна укрепить нашу национальную безопасность. Это не лидерство, это отступление. Это не сила, это слабость. Такие лидеры, как Рузвельт и Трумэн, Эйзенхауэр и Кеннеди не поняли бы подобного поведения.

Я всей душой верю в исключительность Америки. Однако исключительными нас делает не наша способность попирать законность и международные нормы, а наша готовность утверждать их делом. (Аплодисменты.) Вот почему я продолжаю добиваться закрытия Гуантанамо — потому, что американские ценности и правовые традиции не допускают бессрочного содержания людей под стражей за пределами наших границ. (Аплодисменты.) Вот почему мы вводим новые ограничения на сбор и использование разведданных — потому что у нас будет меньше партнеров и мы будем действовать менее эффективно, если укоренятся представления о том, что мы следим за простыми гражданами. (Аплодисменты.) Америка не просто выступает за стабильность или за отсутствие конфликтов любой ценой. Нам нужен устойчивый мир, которого можно будет достичь, только если у людей по всей Земле будут свобода и возможности.

Теперь перейдем к четвертому и последнему элементу американского лидерства: к нашей готовности отстаивать человеческое достоинство. Поддержка Америкой демократии и прав человека вызвана не только нашим идеализмом — это вопрос национальной безопасности. Демократии — наши ближайшие друзья и они намного реже воюют. Экономики, основанные на принципах свободного и открытого рынка, лучше развиваются и становятся хорошими рынками для наших товаров. Уважение к правам человека — противоядие от нестабильности и недовольства, подпитывающих насилие и терроризм.

Новый век не положил конец тирании. Во многих странах по всему миру — в том числе, к сожалению, в некоторых из партнеров Америки — подавляется гражданское общество. Язвы коррупции продолжают обогащать слишком многих в правительствах и вокруг них, вызывая гнев граждан — от глухих деревень до столичных площадей. Наблюдая эти тенденции — а также жестокие волнения в некоторых частях арабского мира — легко можно стать циником.

Однако вспомним, что благодаря усилиям Америки, американской дипломатии и , американской помощи, а также благодаря жертвам, принесенным нашими военными, сейчас под властью выборных правительств живет больше людей, чем когда бы то ни было в мировой истории. Технологии укрепляют гражданское общество и теперь его невозможно контролировать железной рукой. Сотни миллионов людей выбираются из нищеты. И даже восстания в арабском мире показывают, что народ в нем отвергает авторитарный порядок, который оказался ничуть не стабильным, и обещают в долгосрочной перспективе появление более ответственных и эффективных правительств.

Мы признаем, что наши отношения с такими странами, как Египет связаны с нашими интересами в сфере безопасности. Речь идет о многих вещах — от мирных договоров с Израилем до совместного противостояния вооруженному экстремизму. Соответственно, мы не отказались от сотрудничества с новым правительством, но это не мешает нам настойчиво добиваться от него реформ, которых требует египетский народ.

При этом посмотрите на такую страну, как Бирма, несколько лет назад бывшую неуступчивой и враждебной Соединенным Штатам диктатурой — с 40-миллионным населением. Благодаря невероятной отваге ее народа — а также благодаря нашим дипломатическим инициативам и нашему лидерству — в некогда закрытом обществе начались реформы. Бирманские власти отошли от партнерства с Северной Кореей, предпочтя ему сближение с Америкой и с нашими союзниками. Сейчас мы поддерживаем бирманские реформы и остро необходимое Бирме национальное примирение помощью, инвестициями, задабриванием, а временами и открытой критикой. Этот прогресс может оказаться непрочным, но если Бирма добьется успеха, мы получим нового партнера — тоже без единого выстрела. Это и есть американское лидерство.

Ни в одном из этих случаев нам не стоит ожидать моментальных перемен. Именно поэтому мы заключаем союзы не только с правительствами, но и с простыми людьми. Потому что в отличие от прочих держав Америка не боится человеческих возможностей — напротив, они только нас усиливают. Нас усиливает гражданское общество. Нас усиливает свобода прессы. Нас усиливают энергичные предприниматели и малый бизнес. Нас усиливают образовательный обмен и предоставление возможностей всем людям — в частности женщинам и девочкам. Таковы уж мы. Именно это мы несем с собой. (Аплодисменты.)

Я видел это в прошлом году в поездке по Африке, где американская помощь делает возможной перспективу появления свободного от СПИДа поколения — и при этом помогает африканцам самим заботиться о своих больных. Мы помогаем фермерам выводить продукцию на рынок, чтобы кормить население, которому раньше грозил голод. Мы планируем вдвое расширить доступ к электричеству в Африке южнее Сахары, чтобы люди могли взаимодействовать с глобальной экономикой. И все это обеспечивает нам новых партнеров и сокращает пространство для терроризма и конфликтов.

Сейчас, к несчастью, Америка неспособна силовым путем искоренить угрозу, которую представляют такие экстремистские организации, как «Боко Харам», похитившая школьниц. Поэтому нам следует сфокусироваться не только на срочном спасении этих девочек, но и на поддержке нигерийских образовательных проектов. Это один из доставшихся нам дорогой ценой уроков Ирака и Афганистана, где военные в итоге стали самыми ярыми сторонниками дипломатии и развития. Они поняли, что помощь другим странам — это не нечто побочное, не то, чем следует заниматься отдельно от вопросов национальной безопасности. Она — часть того, что делает нас сильными.

В конечном счете, глобальное лидерство требует от нас видеть мир таким, каков он есть — со всеми опасностями и со всей неопределенностью. Нам нужно быть готовыми к худшему, к любым непредвиденным обстоятельствам. Но при этом мы также должны видеть мир таким, каким он должен быть — местом, где стремления отдельного человека имеют значение, где правят не только страх, но и надежда, где истины, сформулированные нашими отцами-основателями, способны направлять течение истории в сторону справедливости. Без вас мы не сможем этого добиться.

Выпускники 2014 года, вы прошли подготовку на тихих берегах Гудзона. Вы покидаете эти места, чтобы нести наследие, которым не могла похвастаться ни одна армия в человеческой истории. Команда, к которой вы принадлежите, — нечто большее, чем ваши подразделения и даже чем Вооруженные силы. В ходе вашей службы вы будете работать вместе с дипломатами и специалистами по развитию. Вы познакомитесь с союзниками и будете обучать партнеров. И вы будете воплощать собой суть мирового лидерства Америки.

На следующей неделе я отправляюсь в Нормандию, чтобы почтить память тех, кто штурмовал ее пляжи. И хотя многим американцам трудно понять отвагу и чувство долга, которые руководили людьми на тех маленьких корабликах, вам они понятны. В Вест-Пойнте хорошо знают, что значит быть патриотом.

Три года назад эту академию закончил Гэвин Уайт (Gavin White). После этого он служил в Афганистане. Как и многие солдаты до него, Гэвин отправился в чужую страну помогать людям, которых он никогда раньше не видел, и рисковать жизнью ради своих родных и своих соседей, оставшихся дома. В бою Гэвин потерял ногу. В прошлом году я посещал его в госпитале. Он был ранен, но не утратил решимости. Он поставил себе одну простую цель. Сегодня из Вест-Пойнта выпускается его сестра Морган. Гэвин выполнил свое обещание, и прибыл сюда, чтобы приветствовать ее стоя. (Аплодисменты.)

Мы пережили долгий период войны. Мы сталкивались с непредвиденными испытаниями и не всегда знали, как нам двигаться дальше. Но в характере Гэвина, в американском характере есть нечто непобедимое. Покидая эти стены, вы возлагаете на себя бремя доверия ваших сограждан. Вы будете представлять страну, на стороне которой выступают история и надежда. Вашей задачей теперь будет не просто защищать свою страну, но делать то, что правильно и справедливо. Как ваш главнокомандующий я знаю — вы справитесь.

Да хранит вас Бог. Да хранит Бог наших мужчин и женщин в форме. И да хранит Бог Соединенные Штаты Америки. (Аплодисменты.)

The White House
перевод @inosmi  
 
 
День на Венере длится дольше, чем год.
 
До распада СССР аттестаты этой законспирированной школы в Перевальном получили не менее 15 тысяч «специалистов широкого профиля», навыки которых требовались в условиях боевых действий.
 
Москва 1990 года. Советский Союз доживает последние дни. Обнищавший народ стоит в бесконечных очередях за сигаретами, водкой и едой. На улицах Москвы невиданное до этого зрелище - многотысячные митинги и палаточные лагеря.
 
Йосип Броз Тито, как и любой другой коммунистический лидер социалистической страны, опасался за свою жизнь и жизнь ближайшего окружения. Бункер, о котором мы хотим вам рассказать, строился более четверти столетия.
 
Он совершил первый и единственный побег из Соловецкого концлагеря и написал о ГУЛАГЕ за 50 лет до солженицынского «Архипелага» «…рейд на Кубань не удался.
 


...

Loading...

 
 

Mail_to_admin Freejournal



Рейтинг@Mail.ru

Network money

 
"> ?>