Кабинет| Поиск Вход
Сообщество:
История и современность
Информация о исторических событиях, явлениях и фактах. Редкие фото уходящей эпохи.

 
 

Лучшее из женских романов
Самые нелепые описания постельных сцен в женских романах

— Джонни, — шептала Марго, — я люблю тебя... Джон обернулся и протянул ей кусок курицы.

— Я буду защищать тебя от ужасной судьбы стать беременной, — самоуверенная улыбка Коула опять засигналила ей.

— Поздно уже становиться девственником, — горько подумал он.

Джек целовал ее, дрожа, как нищий паралитик.

Грейс устала и наотрез отказала ему. Ричард соснул ее за ухо, и она растаяла.

У них было все: и глубокие вздохи, и закатанные глаза...

Джон и Мэрри никогда не встречались. Они были как две колибри, которые тоже никогда не встречались.

Самые нелепые описания постельных сцен в женских романах

Внутри у нее проснулась до того спящая женщина и открыла глаза.

Только дура могла поверить в то, что он целовал ее, благодаря ее губам!

Он даже и не догадывался, что в то время, как он уплетал мясистый бифштекс с кровью, в чреве жены зарождалась новая жизнь.

Женевьева никак не могла понять, что ему надо, зачем он снял с нее нижнее белье.

Мужские пальцы гладили ее голую кожу. Схватив его за запястье, Эми оторвала его руку…

Горничная попыталась вытереть лицо локтем, но у нее не получилось: мешала перчатка.

Пусть Джейн вечно ласкает ее своим требовательным языком.

Джон ненасытно впивался в ее губы, а она пыталась все увернуться: он целовал то ее колени, то спину, то затылок.

Он повернул к ней лицо, но тело его так и не повернулось.

Марго так долго бегала от него вокруг деревьев, что он устал сжимать свое копье в кулаке, догоняя ее.

Марго погладила его заслуженный стержень и продолжила замешивать тесто.

— Я люблю тебя, — прошептала Хэлли. Бен издал низкий, протяжный стон и медленно вошел в нее. И замер от избытка нахлынувших чувств. Наслаждение. Тепло. Хэлли. Наконец-то он дома!

В его блестящем мозгу всегда что-то вскипало.

Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.

Самые нелепые описания постельных сцен в женских романах

В зал вошел мужчина размером с маленькую секвойю. Кэсси едва не открыла рот.

Ричард тупо посмотрел ей в декольте. Разговаривать не хотелось.

Ее курносый нос плавно переходил в лебединую шею.

Жак так хотел ее, что вонзился с разбега.

— А костер разжигать ты не собираешься? — проворчала Грейс. Джейк вспыхнул.

Джон снял брюки, и Марго засмотрелась.

Самые нелепые описания постельных сцен в женских романах

Его пальцы разгребли кудряшки между длинными ногами.

Джейн коснулась губами его губ, ощутив терпкий привкус вина. Ее язык проделал тот же путь, что и вино.

Сексуальная улыбка оттянула его щеки к ушам.

Хелли с чувством потыкалась в крабовый салат и съела тарелку с фруктами.

Ричард точно знал, что так любить нельзя. Каждый раз при встрече она выгрызала его сердце.

Ну и напоследок, чтобы окончательно "добить" читателей:

Азог стояла спиной к стене, одетая в одну лишь сырую шкуру оленя, в ожидании того, что чудовище накинется на ее тело и станет рвать его, пока она будет лежать, беспомощно кровоточа, на промозглом полу пещеры. Ей было интересно, убьет ли ее монстр сразу или сперва заберется на нее и откусит конечности. Но вместо этого он протянул свою когтистую лапу и ухватил за шкуру, которая крепилась к плечу. Азог почувствовала, как острые когти поцеловали ее кожу и шкура соскользнула с плеча, обнажив ее воздымающуюся грудь. Раптор остановился и стал с любопытством принюхиваться к ней, пока она прижималась в отчаянии к стене пещеры. Язык рептилии, жесткий и горячий, выпрыгнул изо рта и принялся лизать нежную нагую плоть, столь неожиданно явившую себя его хищному взору. От прикосновений Азог стала задыхаться, но потом постепенно ее тело обмякло, расслабилось и наполнилось теплом от пьянящего ощущения монстровой плоти, соединившейся в страсти с ее телесным естеством…  

 
 
День на Венере длится дольше, чем год.
 
До распада СССР аттестаты этой законспирированной школы в Перевальном получили не менее 15 тысяч «специалистов широкого профиля», навыки которых требовались в условиях боевых действий.
 
Москва 1990 года. Советский Союз доживает последние дни. Обнищавший народ стоит в бесконечных очередях за сигаретами, водкой и едой. На улицах Москвы невиданное до этого зрелище - многотысячные митинги и палаточные лагеря.
 
Йосип Броз Тито, как и любой другой коммунистический лидер социалистической страны, опасался за свою жизнь и жизнь ближайшего окружения. Бункер, о котором мы хотим вам рассказать, строился более четверти столетия.
 
Он совершил первый и единственный побег из Соловецкого концлагеря и написал о ГУЛАГЕ за 50 лет до солженицынского «Архипелага» «…рейд на Кубань не удался.
 


...

Loading...

 
 

Mail_to_admin Freejournal



Рейтинг@Mail.ru

Network money

 
"> ?>