Кабинет| Поиск Вход
Сообщество:
История и современность
Информация о исторических событиях, явлениях и фактах. Редкие фото уходящей эпохи.

 
 

Москва 2024
- ...Так на Дубининскую или на Дубнинскую?
- Мне пофиг.
- Это разные концы Москвы.
- Сказал, пофиг.

Смышленый таксист сразу перестал спорить. Помятая Деу взревела мотором и мягко выкатилась на проспект.

- Что с Германией? – ценя время, сходу начал Иванов.
- Да погоди ты! – Таксист откинул бардачок, и кивнул. Иванов демонстративно выключил мобилу, обмотал фольгой и кинул в ящик. Дверца захлопнулась.
- Так как дела на западном фронте?

- Я тут вёз одного мужика, – начал таксист издалека – у него кум полярник. Сидит на льдине, и, короче, до него американский фай-фай добивает. Иногда. Редко. Так вот, говорит, наши про войну всё брешут.

- Это понятно. – Иванов взмахнул, как курица, руками, показывая степень доверия к новостям. – А конкретно, как там?

- Короче, нет никакого западного фронта.
- Как это?
- А вот так. Более того, не победил Путин на Евровидение, и даже не участвовал. Поэтому и на приз претендовать не мог.
- А чего ж они Рязань разбомбили?

- С Рязанью мутно. Я тут вез одного мужика, короче, говорит, вроде бы в Рязани то ли казаки, то ли татары были. Он сам доехал до Коломны, дальше дороги нет, блокпост и поперек плакат «Ежегодной Олимпиаде Быть!» и значок радиации. А местные говорили, что Рязань цела, сидит там какой-то атаман, и они туда каждую неделю самогоном торговать ходят.

- И они под это дело списать её решили? – Догадался Иванов.

- Типа того. Вообще, всё к югу под татарами, до самой Чечни. И вот там настоящая война, а в Берлине нашей армии нет, и Кугельшрайбер мы не взяли, и вообще, не может такого города быть, потому-что «кугельшрайбер» по-немецки «шариковая ручка».

Иванов пожевал губами, переваривая новость.

- Бомбардировки взяты из фильма «Марс атакует», если присмотреться, видно, что у немцев зеленые головы из-за касок торчат. – Иванов задумчиво кивнул, про каски многие замечали, – а где поляки цветы нам на броню кидают – это вообще «Четыре танкиста и собака». Я вёз полковника, который лично дизайнеров расстреливал, которые всю эту пургу в фул-ХэДэ раскрашивали, но он просил себя не называть.
- Зачем расстреливал?
- Что б не проболтались.

- Кстати, о дизайнерах. У меня знакомый есть – начал Иванов, чувствуя, что настала его очередь, – близкий друг, человек надежный. Говорил, что его начальник по секрету рассказывал, что к ним приходили визитки делать «Третий секретарь посольства РФ в Независимой Уральской Республике».
- Это вероятно, – Кивнул таксист, выкидывая бычок в форточку, – Недавно вёз семью – откуда, говорю? Они – с Путинбурга. Ага, конечно! Беженцы из Сибири, нелегалы... Так они рассказывали, что на Урале китайцев отбили и там, вроде, даже интернет есть. Теперь понятно, почему.
- Вся Сибирь под Китайцами?
- Почти вся. Достань карту.

Иванов отвернул пухлый козырек над сиденьем и на него посыпались страницы ветхого атласа.

- Ты чё, отмечаешь что ли?
- Что я псих, себе срок зарабатывать? На словах расскажу.

Иванов разложил на коленях две половинки ветхой карты Советского Союза. Таксист, бросив руль, как в прогнозе погоды принялся показывать руками продвижение геополитических фронтов.

- А как же ЧМ? – Удивился Иванов, когда таксист щедро отрезал столицу проведения в пользу восточного соседа.
- Короче, я одного мужика вез, он говорит, что ему другой таксист рассказывал, что ЧМа вообще нет.
- Да ладно!.. А когда Путин гол забил, а канцлер с французским президентом на трибуне от злости плакали?
- Говорят, настоящий Путин умер пять лет назад. В Майами усыпальница стоит, на манер египетской пирамиды. Из Кубы видно. Но это, думаю, брехня. А кадры, где ихние президенты на трибунах плачут, взяты из художественного фильма. Поэтому они и выглядят так странно, и плачут на всех каналах одинаково. И никакие это не европейские президенты, а звезды немого кино, ныне забытые. Вот, смотри, – таксист протянул Иванову старинную карточку.

- Зачем тебе канцлер Германии?
- Мать твою, ты год смотри, и читай, что написано!..
- Актер кино... Луи Дю Фю-нес... – Хера себе!..
- А француз – Пьер Ришар, тоже актер. Мне один пассажир рассказывал. Пожарный. Он пожар в архивах одного борделя тушил, и там их и увидел. Поэтому они ходят все время вместе, и не меняются вот уже 20 лет...

Иванов задумчиво вернул карточку таксисту.

- И о культуре. – Таксист прихлопнул руль ладонью и вдруг запел: «ай вона кис ю ин зе эс, ай вона кис ю ин зе э-эс!..»
- Это чё?
- Оскар этого года за музыку. Группа *** слыхал про такую?

Иванов завистливо помотал головой.

- Короче, я тут бухого сынка дипломата вез, он под этим делом рассказал, что Путин Оскара не брал, ни в этом году, ни в прошлом...
- Иди ты!.. А я всё думал – как они могли фильму Путина про молодые годы Путина два Оскара подряд дать?!
- Монтаж. Фотошоп. На, возьми. – Таксист протянул Иванову мягкую пятидюймовую дискету.

Иванов бережно спрятал дискету на груди:

- У метро.

Деу прижалась к обочине.

- Сколько?
- Вместе с песней – сто миллиардов.

Иванов протянул таксисту два помятых Вашингтона:

- Сдачи не надо.
- Телефон не забудь.

Иванов забрал из бардачка мобилу, застегнул пуховик и приложил ладонь к козырьку ушанки.

- Я до тебя мужика одного вез. С Гидрометцентра. Говорит, на самом деле сегодня плюс двадцать пять. И апрель. А про мороз и декабрь по телеку рассказывают, чтоб неурожай картошки оправдать.
- Я на госслужбе.

Таксист понимающе кивнул и отчалил.

Иванов натянул покрепче ушанку и спустился в государственный, ордена Путина, ордена боевого красного Путина, Путинбургский Путинолитен имени Кима Чена Ира.  

 
 
В конце апреля 1945 года 574-й батальон кубанских казаков, входивший в состав 1-й танковой армии вермахта, учинил жуткую расправу над жителями чешской деревни Зраков. Казаки замучили и заживо сожгли десятки чешских крестьян. В Чехии эта расправа и сегодня называется «второй Хатынью».
 
День на Венере длится дольше, чем год.
 
До распада СССР аттестаты этой законспирированной школы в Перевальном получили не менее 15 тысяч «специалистов широкого профиля», навыки которых требовались в условиях боевых действий.
 
Москва 1990 года. Советский Союз доживает последние дни. Обнищавший народ стоит в бесконечных очередях за сигаретами, водкой и едой. На улицах Москвы невиданное до этого зрелище - многотысячные митинги и палаточные лагеря.
 
Йосип Броз Тито, как и любой другой коммунистический лидер социалистической страны, опасался за свою жизнь и жизнь ближайшего окружения. Бункер, о котором мы хотим вам рассказать, строился более четверти столетия.
 


...

Loading...

 
 

Mail_to_admin Freejournal



Рейтинг@Mail.ru

Network money

 
"> ?>